Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:02 

Среди пустыни позабытой

«Я люблю тебя». Я опьянел от этих лживых слов ©
Среди пустыни позабытой,
Среди огромных тонн песка
От мира город здесь укрытый,
Где солнце смотрит свысока.

И не страшны ему набеги,
Сюда не ходит караван.
Он здесь, он скрыт от всех навеки.
Он- это мир, а мир- он сам.

И, заблудившись, странник дальний,
Измотан солнцем и жарой,
Увидит город здесь печальный,
Забытый город и пустой.

Возникнув, словно ниоткуда,
Навстречу двери отопрет.
"Зайди же странник, все для друга"-
Он словно манит и зовет.

И среди улиц, узких, тесных
Ты не найдешь здесь ни души.
Ни рядом, ни в местах окрестных.
Нет никого в этой глуши.

Лишь ветер здесь один кружится,
Среди песков, среди домов.
Вода в фонтанчике струится,
Здесь не хватает лишь гробов.

И в центре города пустого,
Где ветер кружится с песком,
Любимец солнца золотого,
Растет цветок, забывшись сном...

16:01 

Кружатся в свете фонаря...

«Я люблю тебя». Я опьянел от этих лживых слов ©
Кружатся в свете фонаря
Снежинки в дивном зимнем вальсе.
И темной ночью января
Ты их увидеть постарайся.

И мир вокруг весь вдруг притих,
Залюбовавшись танцем дивным.
Но было мукою для них,
Что нам казалось столь наивным.

Снежинки падали в ночи,
Вдруг поднимались и кружились.
Их танец- огонек свечи:
То колыхались, то носились.

Снежинки падали на снег,
Но лишь немного отдыхали.
Вновь начиная свой забег,
Они все прыгали, скакали.

Кружились в танцевальных па
То вместе, то по одному.
То в желтом свете фонаря,
То уходя вперед, во тьму.

Лишь утром розовый рассвет
Застал без сил их на земле.
Но лишь дневной погаснет свет,
Всё вновь закружится во мгле.

16:01 

Слуга - Царице.

«Я люблю тебя». Я опьянел от этих лживых слов ©
Какие муки, о, Царица!
Ах, сколько мне еще терпеть?
О твоей милости молится.
Тебя желать, но нет, не сметь!

Твой слыша голос тихий, нежный
В ответ лишь робко промолчать.
И утешать себя надеждой,
И о тебе одной мечтать!

Единым упиваясь взглядом,
В мечтах ласкаю грудь твою.
Мечтаю быть с тобой рядом,
Взглянуть не смея наяву.

Твой гибкий стан, изящны руки...
Ну сколько, сколько еще ждать?
Но я, превозмогая муки,
Могу лишь тихо обожать.

Склонившись молча головою,
Я буду слушать твой указ.
Мгновенья здесь, рядом с тобою
Мечтал продлить уже не раз.

И на тебя взглянуть не смея,
Я лишь кивну и удалюсь.
Твой образ сердце мое греет,
Я на тебя одну молюсь!

Я страстно жажду быть с тобой,
Но не могу- я слишком слаб.
Твоей повержен красотой,
Я только раб, но я твой раб.

16:00 

И снились мне дома, объятые огнем

«Я люблю тебя». Я опьянел от этих лживых слов ©
И снились мне дома, объятые огнем,
И пламя поднималось до небес.
Горели люди. Все горело в нем:
И небо, и земля. Вода и лес.

Все небо затянулось черной пленкой.
И звезды, что горят в ночи всегда
Теперь закрыты дымчатой заслонкой.
Куда ни глянешь - всюду темнота.

Пронзительные крики разрывают эту ночь.
Казалось, кто способен так кричать?
Кругом кричали люди, от огня бежали прочь,
Вдруг падали ничком и начали стонать.

Казалось, стонет весь несчастный мир.
Он весь в огне. О, ужасающая мука!
Он боли все свои в едином стоне слил.
Ах, нет ужаснее, невыносимей звука!

Весь мир вдруг разом превратился в ад.
Кругом лишь тьма, огонь все это освещает.
И люди всюду стонут и в огне горят.
Хотят спастись они, но как - не знают.

Вдруг громкий крик все разом заглушает стоны.
И тысяч крыльев хлопанье затмило все вокруг.
И в небе птицы кружатся- то черные вороны –
И камнем падают вниз вдруг.

Ужасны крики боли и мучений.
Все люди убегают от ворон.
Бегут и все бегут, ища спасенья.
Мученья живой плоти…Громкий стон…

Пронзительное «Кар!» слышно везде,
И птицы яростно вцепляются когтями
В глаза. Несчастные бегут в воде,
Но падают и закрываются руками.

Когтями птицы вспарывают руки,
Вцепляясь клювом в тело тех людей,
И вырывают куски мяса. Ужас. Муки.
И боль. Конца, как кажется, не будет ей.

Вдруг яркий свет пронзил все небо сразу,
И люди с ужасом уставились туда
Настолько яркий свет, что больно глазу.
На черном небе вспыхнула звезда.

И голос произнес: «Падите на колени!
Покайтесь, дети грешные мои!
И не гореть тогда вам в Огненной геене.
Спасите души же скорей свои!»

Но люди продолжали выть и плакать,
Кричать, спасаясь от ворон, огня.
И, закрывая голову руками, падать.
Не слыша Бога или слышать не хотя.

Земля вдруг дрогнула и начала трястись,
И люди с ужасом в глазах на все смотрели.
Одна лишь мысль билась в их мозгу: «Спастись!»
Земля тряслась, в ней появились щели.

И вдруг раздвинулась подобием ворот земля.
И тьму, царившую внизу, прорезал яркий свет.
И лестница широкая вниз далеко ушла,
Она окрасилась в кроваво-красный цвет.

И люди, радостно крича, туда бежали,
И лестница все ниже вниз тянулась.
А то, что прямо в Ад бегут, люди не знали…
Бежали вниз………………………………….
………………И я проснулась……………….

15:59 

О елочных игрушках.

«Я люблю тебя». Я опьянел от этих лживых слов ©
Я – маленький ангел, игрушка на елку.
Холодный, и грустный, и с флейтой в руках.
В обычные дни от меня мало толку.
Я – маленький ангел с печалью в глазах.

Весь год я лежу в своей ватной постели.
Нас много – таких же, как я – в сундуках.
И молча на тьму вокруг нас мы смотрели.
Давно мы привыкли, не чувствуем страх.

Стеклянные шарики, птицы, звезда
И клоуны с дудками рядом лежат.
Серебряный дождь. Все мы лишь мишура.
Мы елочный праздничный яркий наряд.

Наше хрупкое сердце все светится счастьем,
Когда открывается старый сундук.
И счастье, и радость…О, как свет прекрасен!
Ах, это тепло…Ах, касание рук…

Я - маленький ангел со сломанной флейтой.
И снова вишу я на месте своем.
Рукой повешенный бережно чей-то
Я счастлив подаренным вами мне днем.

15:58 

Кукла.

«Я люблю тебя». Я опьянел от этих лживых слов ©
Я - хрупкая куколка с маленьким сердцем,
Изящные руки - холодный фарфор.
И пылюсь я давно за стеклянною дверцей.
Я не знаю, кто вынес мне такой приговор.

И глазами печально созерцаю я полки,
Где стоят мои братья и сестры давно.
И разбилось сердечко, оставив осколки.
Не срастется, не склеится больше оно.

Не могу говорить, стон мой тихий-претихий
Не услышит, никто не услышит его.
Я могу лишь молчать, не способна на крики,
Да и он не изменит, увы, ничего.

Затянула веревку на шее печаль,
Боль, тоска так и щемят мне душу.
Ах, как жаль, что ножа леденящая сталь
Не убьет меня, жаль, не разрушит.

И я плачу, тихонечко плачу в ночи.
Слезы катятся вниз, по щекам.
И большие глаза полны грусти, тоски
Оттого, что мне вечно быть там.

15:56 

Туман.

«Я люблю тебя». Я опьянел от этих лживых слов ©
На город пустынный спустился туман...
Все то, что ты видишь в тумане- обман...
Только узкие улицы, свет фонарей,
Только толпы безликий и мрачных теней.
В этом городе нету людей уж давно,
Только призраков этих людей здесь полно.
Я их вижу, боюсь и отсюда бегу,
Но дорогу никак я найти не могу...
Я в тумане вижу лишь свет фонарей,
Я хочу убежать, убежать поскорей!
Я бегу, задыхаюсь...тени кружат.
Я слышу их голос, я чувствую взгляд.
Я чувствую пламень, горящий в глазах,
Я вижу усмешку на сжатых устах...
Я бегу, я хочу убежать поскорей!
Они тянут ко мне свои руки...скорей!
...
Все поглотил искрящий туман...
Все это лишь сон...все это обман...

15:55 

Всадники апокалипсиса.

«Я люблю тебя». Я опьянел от этих лживых слов ©
Вот разверзлась бездна ада,
Вышли демоны на волю.
Им кровавый пир- награда
За служенье и за долю.
Кони ржут и бьют копытом,
А глаза огнем горят.
В мире, Богом позабытом
Адский пламень сотворят.
В их глазах пылает пламя,
Рот изобразил усмешку.
Сатаны возносят знамя-
Над людишками насмешку.
Кровью налилась луна,
И ликует Сатана.
Реки крови потекли,
Жалости не знают.
Всадники с пути смели
Все, что им мешает.
Крики боли и мучений-
Их излюбленный мотив.
Горы трупов, жар их тлений
И кровавых рек прилив...
Все отрада им для глаз,
Бьет последних смертных час...
То четыре страшных муки,
Любит их сам Сатана.
Их подков ты слышишь звуки:
Голод, Смерть, Чума, Война...

15:54 

Церковь.

«Я люблю тебя». Я опьянел от этих лживых слов ©
Старая церковь, былая гробница,
Бога здесь нету, пустая темница...
Стены разрушены, мхом поросли,
Устали они свое бремя нести.
Трава и бурьян все поглотили,
На алтаре слой за слоем лишь пыли.
Колокол ржавый уже не звонит,
Веревки оборваны, он лишь хрипит.
Покосившийся крест на верхушке стоит,
Он церкви покой по ночам сторожит.
Не видеть ей больше счастливых гостей,
Ни смеха веселых, невинных детей.
Здесь странники только находят приют,
Здесь черные вороны крыльями бьют.
Здесь птицы- хозяева всем заправляют,
Они здесь летают и все они знают.
Быть вечно заброшенной, вечно пустой,
Удел этой церкви, не стать ей былой.

15:52 

В дальнем углу на чердаке

«Я люблю тебя». Я опьянел от этих лживых слов ©
В дальнем углу на чердаке,
Кукла лежала в большом сундуке.
Думала кукла о жизни былой,
Все то, что пропало, покрылось золой.
И то была радости, счастья пора,
Ей восхищалась вся детвора.
Ее все любили, ее берегли,
Все кануло в лету, те годы прошли.
И кукла сломалась, забыли о ней,
Положили в сундук, гробницу теней.
Старая вещь, бесполезная кукла...
Взгляд помрачнел, улыбка потухла.
В глазах одна грусть, одиночества знание,
Печать на губах закрепило молчание.
Хрупкое сердце разбилось давно,
Осколки собрать уже не дано.
И вечно лежать ей в клетке своей,
Забытой, покинутой, больше ничьей.
Вечно все помнить и вечно страдать,
Вечно грустить...и вечно лежать...

15:52 

Грань.

«Я люблю тебя». Я опьянел от этих лживых слов ©
Грань между жизнью- смертью так тонка,
Ее легко ты разорвешь.
Не нужен ключ, здесь нет замка,
Лишь потеряв ты все, поймешь,
Насколько призрачна та грань,
И как тонка эта черта.
Ты на ту грань тихонько встань
И пусть решает все мечта.

15:51 

Дай руку, ангел мой прелестный.

«Я люблю тебя». Я опьянел от этих лживых слов ©
Дай руку, ангел мой прелестный.
Мы улетим с тобой к мечте,
В твой мир, столь дивный и чудесный,
Что с раем бы поспорил в красоте.
Дай руку мне, укрой крылом
И унеси в свой сон заветный.
И сладость вечности вдвоем
Познаем, словно плод запретный.

Туда пойду вслед за тобой
И вместе мы найдем покой.

15:50 

Кого мы любим, тому мы безразличны...

«Я люблю тебя». Я опьянел от этих лживых слов ©
Кого мы любим, тому мы безразличны.
К кому мы равнодушны, тот нас боготворит.
Себе препядствия мы строим самолично.
Кто до сих пор нас помнит, тот нами позабыт.

Кого с тоской мы вспоминаем пряча слезы,
Тот уж не помнит ни о прошлом, ни о нас.
О стену изо льда сломались наши сны и грезы,
И вечность умещается всего лишь в час.

Стараемся забыть, кого мы вечно помним.
Из всех путей самый опасный выбираем.
Надеемся, что дуб, словно тростинку сломим.
Не верим, но надеемся. Не думаем, но знаем.

Стараемся подняться, ниже опускаясь.
И оживить стараемся, что мертво уж давно.
И так всю жизнь, в противоречиях метаясь,
Забыли, что другой нам жизни не дано.

Schizophrenia

главная